Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:56 

ЛюбительБелок
Я водку не пью - я ей душу дезинфицирую.
1.Одна человеческая клетка содержит 75Мб генетической информации
2.Один сперматозоид содержит 37.5Мб
3.В одном миллилитре содержится около 100 млн сперматозоидов
4.В среднем, эякуляция длится 5 секунд и составляет 2.25 мл спермы

Таким образом, пропускная способность мужского члена будет равна:
(37.5Мб x 100M x 2.25)/5 = (37 500 000 байт/сперматозоид x 100 000 000 сперматозоид/мл x 2.25 мл) / 5 секунд = 1 687 500
000 000 000 байт/секунду = 1 687.5 Терабайт/с

Получается что женская яйцеклетка выдерживает эту DoS-атаку на полтора терабайта в секунду, пропуская только один
выбранный пакет данных и является самым офигенным в мире хардварным фаерволом...

Но тот один пакет, который она пропускает, кладёт систему на 9 месяцев...

12:51 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
На ступенях в переходе метро между пересадочными станциями лежало яблоко. Серый мрамор выгодно подчёркивал яркость его округлых боков, превращая простой жёлтый цвет в ослепительный, сияющий, удивительно насыщенный. Словно это не случайно выпавший из чьего-то пакета фрукт, а само солнце, спустившееся на землю, чтобы прокатиться в метро, но растерявшееся в толпе и постаравшееся забиться куда-то под ступеньку, лишь бы его не пнули.

А ведь у этого яблока была целая история жизни, куда как более увлекательная, чем у множества его собратьев, окончивших своё существование в чьём-то фруктовом салате или пакете, взятом в качестве «ссобойки» школьником, студентом или офисным работником.

Может быть, оно выпало из сумки старой кошатницы, любительницы шляпок и крепкого чёрного чаю, странной немолодой женщины, впервые за несколько месяцев покинувшей надёжные стены собственного жилища, где устроила себе самозаточение на зиму, а теперь вышла под небо, спустилась в метро и, проехав две или три станции, отправилась в крупный универмаг за первыми более или менее натуральными фруктами. От неё пахло кошками, на тёмной юбке длиной до середины икр осталось множество мелких шерстинок, а пакет яблок в цветастой сумке лежал как раз поверх банок с кошачьим кормом и пакетов молока. Еды для пушистых любимцев было так много, слишком много, что яблокам не осталось толком места, и вот одно из них, когда кошатница в толпе столкнулась с кем-то локтями, всё же выскользнуло из пакета на серую ступень.

Или, возможно, оно было единственным доказательством присутствия тайного агента КГБ (ФСБ?) на секретной встрече матёрых уголовников, где он работал под прикрытием, намереваясь спустя несколько месяцев тяжёлого труда прикрыть лавочку наркоторговцев. Мрачный мужчина, коротко подстриженный, одетый в лучшем стиле современных сериалов о бандитских разборках, засунув руки в карманы, поднимался по ступеням метро, внушая всем прохожим некоторую степень неприязни, и никто даже не предполагал, что в его татуированной груди бьётся героическое фээсбэшное (кэгэбэшное?) сердце, а мозолистая рука сжимает то самое яблоко, которое нужно было уничтожить, дабы не подставить себя и всю операцию под удар. Съесть его он не мог из-за ужасающей аллергии, коя мучила беднягу героя с самого детства, а потому, когда наш стриженый герой чуть споткнулся, он предпочёл использовать этот момент, чтобы незаметно избавиться от опасной улики.

Или, что тоже достойно предположения, это жёлтое яблоко могло быть причиной раздора некогда влюблённой, а теперь вечно ссорящейся пары, которая посещала магазин с целью закупки продуктов на неделю вперёд, а когда в их общем семейном кошельке осталось всего ничего денег, они встали перед вопросом, каких фруктов следует купить. Она хотела яблок, он жаждал апельсинов, и на этой почве разгорелся очередной семейный скандал, в который обе стороны старательно подбрасывали дров на пути к кассе, стоя в оглядывающейся на них очереди и даже уже подходя к кассиру. Победила женская хитрость: она выдавила слезу, и он, не имея никакого желания сталкиваться с истерикой, сквозь зубы ругаясь, вернул груши в корзину с фруктами, а она радостно расплатилась оставшейся мелочью за любимые яблоки. Впрочем, по пути домой, когда пара оказалась на тех самых ступенях в переходе между пересадочными станциями метро, скандал разгорелся с новой силой, и она, в порыве гнева выкрикнула что-то вроде «Не нужны мне твои подачки», бросив в своего спутника первым попавшимся под руку, чем и было яблоко.

Как бы ни было на самом деле, что бы ни служило причиной появления маленького жёлтого солнца на серости ступеней метро, одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять: история его появления здесь явно была необычной. Оно не могло просто так выпасть из сумки ничем не примечательного гражданина, не могло быть случайно обронено некрепкой детской ладошкой, не могло быть специально выброшено неаккуратным пассажиром метро в связи с обнаруженной гнильцой. У этого яблока была великая судьба и не менее великая, хоть и, как оказалось, недолгая жизнь.

Оно было столь гордым, столь независимым и свободолюбивым, что даже в тот миг, когда один из сотен прошедших мимо пассажиров метро, какое-то время стоявший у стены и из-под классической чёрной шляпы наблюдавший за жёлтым кругляшом на сером фоне и предполагавший, каким ветром его сюда занесло, направился вниз по ступеням, намереваясь поближе познакомиться с желтобоким судьбоносцем, оно сперва скрылось за чьим-то сапогом, потом ускользнуло за широкую штанину армейской расцветки, а когда некто в плаще и шляпе, минуя поток людей, спустился к нужной ступени, яблоко и вовсе исчезло из виду. Должно быть, решило поехать прогуляться и заскочило в уходящий вагон метро. Некто в плаще и шляпе ещё мгновение постоял, улыбаясь, у края ступеней, прикидывая в уме, куда может отправиться яблоко, после чего сам сел в электропоезд, следующий в нужном направлении; его ждал офис, работа и намерение написать о своей встрече с необычным яблоком. А также другое яблоко, взятое с собой на обед. Но, судя по всему, некто в шляпе и плаще с этих пор будет относиться к яблокам немного иначе.

The end.

@темы: Visum et onis, Город

17:49 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
- Постойте! - запыхавшись, Тая едва переводила дыхание, но всё же нашла в себе силы сделать последний рывок и схватить за рукав быстро идущего по улице парня, за которым гналась уже два квартала. - Да погодите же!
Он и впрямь остановился, с искренним удивлением в глазах глядя на неожиданно окликнувшую его особу, которая с улыбкой счастливой идиотки на раскрасневшемся лице смотрела на него снизу вверх, всё ещё судорожно вцепившись в рукав ветровки. Тайка улыбалась во все тридцать с мелким белоснежных зуба, чуть прищурившись и слегка склонив голову набок - изучала лицо незнакомца, выискивая в нём нечто, понятное только ей. Молодой человек молча стоял, явно ожидая, пока девушка наконец-то скажет хоть что-нибудь, как-то объяснит свой странный жест: всё же не каждый день немного безумного вида девицы хватают за руку первого встречного, да ещё так хватают, словно отпустят разве что в могилу.
- Вы... Вы должны, нет, вы просто обязяны... То есть, конечно, не обязаны и не должны, но я вас очень прошу... Вы не можете мне отказать! То есть, конечно, можете, но мне бы очень хотелось... то есть не хотелось, чтобы вы отказывали, а хотелось, чтобы, наоборот, согласились, потому что вы просто не можете мне отказать! - кое-как отдышавшись, протараторила Тайка и снова чуть не задохнулась, потому что умудрилась произести всё это на одном выдохе, при этом не переставая широко улыбаться. У незнакомца нервно дёрнулось веко и красивые тёмные брови чуть поползли вверх. Тайка сообразила, что парень, скорее всего, принял её за какую-то психованную, а потому набрала побольше воздуха в лёгкие и всё ему сразу объяснила: - Вы же статуя!
- Э? - похоже, после подобного заявления ничего более осмысленного молодой человек сказать не мог. Незнакомец стоял, продолжая молча смотреть на Тайку, и глаза его в окружении густых ресниц начинали медленно округляться. Таисия поняла, что надо спасать положение, иначе "статуя" сию секунду вырвет рукав из мёртвой хватки и бодро пошествует прочь из её, Тайкиной, жизни в неизвестном направлении. А этого никак нельзя было допустить. Слишком долго она его искала.
- Вы должны позволить мне вас изваять! Пожалуйста, позвольте мне вас изваять, это моя экзаменационная работа, а я гораздо лучше ваяю, когда есть живая модель; вы себе не представляете, насколько настоящее живое тело в качестве образца для ваяния греческого бога лучше подходит, чем какой-то рисунок или что-то ещё в том же роде! Вы просто должны мне помочь, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! - всё так же быстро проговорила Тайка, пронзительно заглядывая в глаза "греческого бога" и потягивая его за рукав. - Я как только вас увидела в конце улицы, сразу поняла: вы - статуя древнегреческого бога, это же очевидно! Адонис! Нет-нет... Скорее Зефир! Ой, о чём я, какой Зефир, куда уж ему... Гермес!
Тайка сделала быстрое движение, теперь оказавшись прямо перед незнакомцем, а не сбоку, и начала так и эдак наклонять голову и прищуривать то левый, то правый глаз, пристально изучая лицо ошарашенного молодого человека, который и впрямь был похож на иллюстрацию к книге древнегреческих мифов. Тёмные чуть волнистые волосы, породистый нос с тонкими трепещущими ноздрями, выразительные яркие глаза, высокий чистый лоб, широкие плечи и явно фигура атлета, скрытая под вполне современной одеждой. Красота и одухотворённость, сила, но при этом какое-то юношеское изящество... Воистину греческий бог, Таисия была в этом уверена на все сто.
- Нет-нет! Что же это я! Вы ведь самый настоящий... - Тайка даже хлопнула себя по лбу раскрытой ладонью, когда поймала догадку, и просяще заглянула в глаза молодого человека, надеясь, что он хотя бы не сразу пошлёт её куда подальше, и можно будет ещё как-нибудь уговорить его позировать. - Я так и вижу вас, укутанного в покрывало и с фригийской шапочкой! Вы же статуя Телесфора!!!
Тайка снова набрала в лёгкие воздуха и уже открыла было рот, чтобы продолжить свою пламенную речь, как вдруг:
- Сама ты памятник телескопу! - сквозь зубы бросил "греческий бог" Вовчик, сплюнул на асфальт и, засунув руки в карманы растянутых на коленях джинсов, вразвалочку потопал к себе во двор, бросив через плечо: - Во дура...
Тая ещё секунду помедлила, потом всё же закрыла рот, тихонько вздохнула и, мрачно пнув ногой какой-то камешек, побрела в направлении студенческой студии. Видимо, придётся ей всё же лепить Путина...

@темы: Сказки?

01:29 

тш-ш...

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
в каждом звуке скрывается
жизнь
в каждом звуке взрывается
пульс
в каждом звуке имеется
смысл
и я говорю -
рождая жизнь -
считая пульс -
осмысленно -
тш-ш-ш...

@темы: Poetry, Verborum caterva, Бред, Внутри, Мысли вслух

20:10 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Люди глупы.
Так редко кто-нибудь старается делать своё счастье собственными руками. Вместо этого они не только пытаются словить несчастную птицу счастья, но ещё и выпотрошить, сделать из неё чучело и поставить пылиться на верхнюю полку шкафа.
Или это не глупость, а природная лень?
А может, и то и другое...

13:44 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Сегодняшний сон был ярким, подробным до самых мелких деталей и настолько реальным, что казался не сном, а воспоминанием о событиях, произошедших буквально вчера. С той лишь разницей, что этого никак не могло быть.

Мне снился конец света. Не такой, как его изображают в фильмах-катастрофах - быстрый, неожиданный, наступающий вдруг и неизвестно как. Конец света наступал медленно, день за днём, всем о нём было известно, и за время его прихода люди настолько свыклись с мыслью, что совсем скоро их не станет, что не было никакой паники, никаких истерик, криков и побегов из крупных городов. Люди продолжали жить своей жизнью, ходить по утрам на работу, в школу, ездить отдыхать на пляж или на дачу по выходным, гулять по городу и играть в компьютерные игры, читать книги и вязать шапочки младенцам. Вот только всё это - с нотой знания, что скоро всё закончится. Отчаяние, доведённое до такой крайней меры, что его даже не заметишь невооружённым глазом. А если приглядеться, то за дежурными улыбками и привычными лицами останется лишь страх, боль и отчаяние всех и вся.

В последний день до конца света (Австралии, Южной Америки и половины Африки уже не было) я до начала первого ночи сидел в какой-то забегаловке в центре города, больше похожей на пивную старого образца, жевал заварное пирожное и запивал его поочерёдно тремя разными соками. Две немолодые продавщицы полунервно обсуждали своих мужей, при этом каждые несколько минут испуганно поглядывая на часы и странно - на меня, такого равнодушно-спокойного и получавшего искренне удовольствие от выпивания соков. Дверь распахнулась, в помещение вошёл мужчина в форме, к которой я даже не присматривался, и хорошо поставленным равнодушным голосом сообщил, что уже пора. Выйдя на улицу после яркоосвещённого магазина, я несколько мгновений адаптировал зрение к окружающей темноте; было немного не по себе от ощущения, что я могу этого не видеть, но всего в двух шагах уже может плескаться вода. Но, конечно же, это были издержки воображения - она должна была прийти не раньше рассвета. Кажется, со стороны прибалтики. А может быть, и с Украины. Какая разница?

Во всяком случае, никакой гигантской волны не будет - оставьте цунами для кинофильмов. Вода поступала медленно, сантиметр за сантиметром погружая под собой сначала просто землю, потом - небольшие деревенские дома, потом небоскрёбы и целые города. Что в конце - нетрудно догадаться на примере той же Австралии: материк так или иначе окажется под водой. Откуда она взялась в таком количестве - неизвестно, но этот новый Великий потоп был не просто способом подправить демографический бум во всём мире, но и избавиться от людей окончательно.

Неизвестно откуда, но все знали - вода не исчезнет через неделю или через месяц. Даже через год или сто лет. В один прекрасный момент планету Земля можно будет назвать планетой Вода. Вот только некому будет этого делать. Все это осознавали, а потому даже не пытались бежать в те части материков, которые будут погребены под слоем воды последними - всё равно и они тоже не останутся на поверхности. Поэтому люди с показным равнодушием принимали эту кару небесную. Ложились спать в своей кровати на двадцать четвёртом этаже высотки, первый этаж которой вечером был в воде, чтобы утром уже не проснуться, потому что на поверхности не останется даже крыши многоэтажки.

Странно для людей - не паниковать и не биться в истерике, спокойно и равнодушно принимая свою судьбу и даже в некотором смысле делая шаг ей навстречу, неправда ли? Но именно так всё и было. Наверное, когда точно ясно, что выхода уже нет, где-то в мозгу отключается режим самосохранения, уже ненужный в такой ситуации.

...На рассвете я уселся на краю крыши самого высокого в городе здания, свесив ноги вниз, болтая ими в воде и оглядываясь вокруг. Больше никого не было видно - почти все предпочли умереть во сне, а таких маньяков, как я, больше не было. А я сидел, глядя как вода медленно поднимается всё выше, как точно так же медленно поднимается солнце, - и улыбался, радуясь, что наконец-то этому пришёл конец. Потом я лёг на крыше, раскинув руки и ноги и слушая воду, которая переливалась из-за ограждений крыши, которые были несколько выше её основной поверхности. Вода, когда она коснулась пальцев, была совсем не холодной и очень приятной, а глаза я закрывал с удовольствием, почти осознанно погружая себя в небытие. По моим расчётам, часов через десять под водой должен был оказаться даже Эверест.

И всё. Продолжения о том, как мир спасся, не было.

После пробуждения лишь осталось чувство, будто этот сон - вещий. Просто увиденный на несколько тысяч лет раньше, чем ему положено...

@темы: Ловец снов

11:49 

------ время романтики (в моём извращённом понимании)

Sei Mikoto
O Captain! my Captain Obvious!
Вот такие мысли приходят к Mad по утрам:

▪ Какая глупая фраза: почему люди не летают как птицы. А почему всё-таки не летают? Сейчас бы расправить руки-крылья и взмыть в синюю высь к величественным облакам. В задумчивости он вышел на дорогу. Он почувствовал удар. "Я лечу..." - подумал он. И умер.

Мораль: Когда выходите на проезжую часть ВСЕГДА смотрите по сторонам!


▪ - Не волнуйся, сынок! Нас похоронят со всеми почестями. Если, конечно, найдут чего похоронить! - сказал новобранцу майор, подмигивая единственным глазом.



10:59 

lock Доступ к записи ограничен

Итейн Морриган
Если у Вас паранойя, это ещё не значит, что за Вами никто не следит. (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:21 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Интересное ощущение - когда в твоих руках находится частица жизни другого человека, маленькая стекляшка, которая представляет собой куда больше, чем кажется. Пусть совсем небольшая, но всё-таки важная для него. И в твоих силах одним движением руки в какой-то мере изменить жизнь человека. Выбор одного из двух вариантов: или развести руки в стороны, чтобы маленькая стекляшка упала на пол и разбилась вдребезги, или продолжать держать её ладонями, осторожно перекладывая из одной в другую.
Я выбрал третий вариант - отдал стекляшку её владельцу.
А что с ней дальше будет - наплевать.
Терпеть не могу, когда мне в руки силком всовывают такие стекляшки.
Когда-нибудь надоест - и брошу очередную оземь из всех сил.
И я знаю: мне это понравится.

22:06 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Она умеет тихо подходить к тебе со спины, неощутимо класть на плечи свои тонкие ладони и нежно обнимать, нашёптывая на ухо о чём-то добром и хорошем. Иногда она неожиданно врывается в размеренную жизнь - яркая, быстрая, резкая, необычная, - и буквально падает в твои объятия, ослепительно улыбаясь, уже готовая рассказать о чём-то сверхъестесственном и сногсшибательном. Может прийти к тебе в гости за минуту до того, как ты будешь готов погрузиться в сон, разбудить, взбаламутить и, поведав нечто невозможно смешное и забавное, до самого утра не давать спать. Бывает, она тихо прокрадывается в твою комнату, становится прямо перед тобой и долго-долго смотрит тебе в глаза, не отводя напряжённого взгляда, а от слов её одновременно хочется и меланхолично улыбаться, и лить слёзы. Или же придёт тяжёлой поступью, высокомерно подняв голову и, не одарив тебя даже мимолётной улыбкой, заставит опуститься перед ней на колени и положит на лоб обжигающе холодную ладонь - голова тут же взорвётся сотнями тысяч мелких осколков, а ты завопишь от боли, мечтая лишь о том, чтобы обе они (и эта боль, и незванная гостья) исчезли навсегда. Молись, чтобы тебе никогда не довелось увидеть её в одеянии из алого шёлка, предназначенного скрывать цвет твоей крови; она умеет дарить адскую боль столь искусно, что постепенно можно научиться даже получать от неё какое-то странное мучительное наслаждение, она так мастерски умудряется удерживать тебя на тонкой грани меж жизнью и смертью, что и сам ты не всегда сознаёшь, жив ли ещё или уже мёртв.

Я знаю лишь одну женщину, которая одним своим присутствием может заставить рассмеяться или зарыдать, вознестись на высоты блаженства и рухнуть в омут страдания, возрадоваться тому, что жив, и пожалеть, что ещё не мёртв. Я знаю лишь одну женщину, которая так мастерски умеет управлять практически каждым из людей, за исключением тех немногих, кто научился пересиливать её, тех, кто оказался твёрже её, или тех, кто и вовсе от неё отказался.

Я знаю лишь одну такую женщину. Имя ей - память.

Current music: Lux - Northern Lights

@темы: Мысли о

21:53 

Вчера

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Вчера был немного странный день.
Сходил на "Затоичи", убедившись ещё раз, что Такеши Китано великолепен, а я постепенно созреваю к тому, чтобы собрать всю коллекцию этого режиссёра.
Возвращался из к/т "Победа" тем же маршрутом, что почти всегда выбираю, если собираюсь идти пешком. Там всегда по вечерам пахнет свежевыпеченной сдобой. Какой-то хлебзавод, видимо, рядом. Вчера был запах просто свежей молодой зелени. И почему-то казалось, что если перейти через дорогу и спуститься по улочке вниз, пройти мимо каких-то построек, окажешься вдруг не на одной из знакомых дорог Минска, а на набережной Чёрного моря. Дикая мысль, но почему-то именно так и казалось.
Проходя по центральной городской площади, вдруг словил себя на чувстве, что город на удивление тих. Как водится, в субботу многие люди разъехались по дачам-деревням на своих автомобилях, а оставшийся транспорт словно слегка замедлил своё движение, чтобы создавать как можно меньше шума. Хотя даже когда вокруг оказывалось много людей. у меня не пропадало это ощущение - тишины и безлюдности.
Небо - пронзительно-голубое, обрамлённое мягкостью облаков и слегка подсвеченное вечерним солнцем, которое даже мне не показалось неуместным. Везде в городе выхлопные газы уступили место запахам цветущих тюльпанов, а стоило только свернуть в какой-нибудь дворик, как можно было утонуть в аромате сирени и жасмина...
Ночью на небо выполз тонкий полумесяц, и хотелось просто стоять на месте, глупо пялясь в небо и улыбаясь этому месяцу, радуясь ему, словно он - лучший и единственный друг. А может быть, и без "словно".
Возле моего дома, почти в самом центре города, среди многоэтажных бетонных инвалидов, откуда-то совсем близко слышались соловьиные трели. Я, наверное, совсем очерствел, если раньше не заметил, что по ночам здесь можно слышать соловьёв...

02:34 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Где-то над городом несколько часов назад отгремел салют, целый день по всем телевезионным каналам транслировались фильмы про войну, в центре, наверное, прошествовали традиционные колонны парада, а улыбчивые детишки таскали в руках затюканные тюльпаны, нарциссы и гвоздики, протягивая их немногочисленным дедушкам и бабушкам, у которых на груди блестели медали, при этом вряд ли толком понимая, зачем и почему они дарят цветы этим чужим людям. читать дальше

@темы: Негатив, Воспоминания, Мысли о

21:18 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Мой дождь провёл со мной всю ночь. Мы тихо о чём-то беседовали, грустно улыбались друг другу, я подставлял ладони под его прохладные капли, а он стучал по стеклу мотивы колыбельной своего собственного сочинения. Дождь терпеливо дожидался той минуты, когда я усну, и только тогда собрался уходить. Но я не спал, а просто лежал, опустив веки, поэтому ему не удалось исчезнуть незамеченным. Я вышел на балкон, провожая мой дождь взглядом, а он, уже почти растворившись в воздухе, обернулся на прощанье, словно догадавшись, что я не спал. Я махнул ему рукой, а дождь скользнул по моему лицу одинокой прохладной каплей.

22:41 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Иногда, когда смотришь на небо, едва успевшее проводить на заслуженный покой закатное солнце, вдруг ловишь себя на мысли, что если небо - это полотно, то художник, который его рисовал, должен был быть поистине сумасшедшим: только законченный сумасшедший мог использовать для своего творения столь разные, порой несовестимые между собой краски.
А за мыслью первой приходит вторая: в данном случае от сумасшествия до гениальности - меньше шага.

@темы: Verborum caterva

13:26 

Доступ к записи ограничен

Tiamorphis
Квазимодо Гуинпленович Франкенштейн
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:13 

Шаа.

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Шаа притворяется спящей и что-то еле уловимо шепчет. Неслышно усмехаюсь и, придвинувшись к ней как можно ближе, чтобы почти коснуться своими губами мочки её уха, медленно проговариваю:
- Когда ты действительно спишь, ты говоришь совсем иначе.
- А разве ты каждую ночь слушаешь, что я бормочу во сне? - Шаа приподнимает ресницы, поняв, что дальше притворяться не имеет смысла.
- Каждую ночь, - повторяю за ней и киваю.
- Зачем? - она наклоняет голову, чтобы видеть моё лицо. - Что ты пытаешься услышать?
- Историю о том, что существует лишь в мире грёз, - отвечаю я, вдыхая аромат её волос и опуская потяжелевшие веки.
- Лишь в мире грёз? - эхом шепчет Шаа, и я чувствую на своей щеке её тёплое дыхание. - И что же это?
- Истина.

@темы: Шаа

14:04 

Вчерашний вечер.

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Зашёл на несколько минут к Маре забрать книги, увидел её, такую задушенну скукуй, унылую и усталую от того, что этот вечер предстоит провести в четырёх стенах, тут же отложил книги в сторону и потащил её туда, не знаю куда. Она, разумеется, минут пять поотбивалась, мол, лень ей (ничего, так я тебя потащу!), устала она (от сидения дома, что ли?), занята она (чем, просиживанием низа спины?), ненакрашенная она (меня, что ль, соблазнять?), но всё-таки обулась, накинула куртку и позволила вытащись себя под небо синеющее.
Отвёз её в Лошицкий, где Мара, оказывается, ни разу в жизни не была, а потом пешком, закоулками, задворками провёл через весь проспект в старый добрый парк Горького. Потом, всё так же подворотнями, окруженными с двух сторон старыми домами, ни разу не выйдя к проспекту, оглушающему звуками машин и людей, - в ботанический сад, куда пробираться пришлось через забор. И Мара который раз за этот вечер благодарила меня за то, что я её вытащил.
Уже после, устроившись на последнем сиденье автобуса сотого маршрута, пересекающего весь проспект, Мара устало положила голову мне на плечо и долго-долго, почти что не моргая смотрела в окно на огни ночного города, подбегающие всё ближе и ближе к автобусу.
- А знаешь, - вдруг сказала она, отрвавшись от раздумий, - твой город и правда очень красивый. Гораздо красивее того, который за окном.
Мой город? Нет, что ты, Мара, солнечная... Я не показал тебе ни кусочка моего города, это была всего лишь часть твоего и всеобщего Минска, но просто та часть, которую ты плохо знаешь и никогда особо не любила.
Я ей ничего не ответил, только улыбнулся, наверное, фальшиво.
И подумал, как всё же странно: я провёл добрый вечер в компании очень хорошего человека, которого знаю много лет с детства, мне сейчас улыбается довольное существо, которое я сам сделал таким с помощью одной лишь прогулки по вечернему городу... Но почему-то это не задевает никаких струн в душе, оставляя после себя вопрос, а существуют ли они, эти струны, вообще. И почему-то внутри как-то пусто и даже пустынно, только одно немного грустное ощущение - что я ничуть не был бы огорчён, если бы вместо этой прогулки с Марой прошёл в одиночестве, или просидел бы за компьютером, или проторчал бы в каком-нибудь баре...
Но, конечно, Маре я этого не сказал. Зачем портить ей добрый вечер? Хотя, по сути, мне ведь было бы всё равно, если он у неё был бы испорчен. Ведь так? Так. Ровным счётом всё равно. И всё же я ничего ей не сказал, а, улыбаясь, попрощался возле её подъезда и пошёл дальше.
И самому слегка жутковато стало от этой своей сухости. Не знаю, изменилось бы это ощущение, если бы на месте Мары был кто-то другой? Скорее всего, нет.
Тем более жутко.
И - привычно.

@темы: Разговоры

02:25 

Не обо мне, но о ком-то.

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
- Спокойной ночи тебе, квартира моя и всё, что к ней прилагается! - я говорю это громко, чтобы хоть своим голосом разогнать тяжёлую густую тишину.
- Спокойной ночи, спокойной ночи, спокойной ночи... - повторяет эхо чужим незнакомым голосом.
- Ни фига себе! Это что, галлюцинация? - удивлённо проговариваю я, поднимаясь с постели, куда уже успел улечься.
- Ни фига! Ни фига! Ни фига! - ехидно умехается эхо, явно задавшись целью вывести меня из себя.
- Есть тут кто-нибудь? - недоверчиво переспрашиваю, оглядывая каждый угол до скуки знакомой комнаты.
- Есть, есть, есть... - чёрт меня дери, если оно при этом не кивнуло головой!
- Ну, хотя бы и эхо - и то лучше, чем в одиночестве, - говорю я, снова ложась и поудобнее устраиваясь на подушке.
- Ну? Ну? Ну? - нагло интересуется эхо, видимо, не совсем удовлетворённое моим пренебрежением.
- Может, кофейку мне принесёшь? - внахалку заявляю я, улыбаясь потолку.
- Иди ты! - грубо бросает эхо.
- Чего? Это у нас что? - опять встаю и пялюсь куда-то в угол, словно эхо спряталось там и вот-вот должно выйти. - Тебе вообще-то положено повторять за мной последнее слово, а не первое и уж тем более не то, которое я даже не произнёс! Обнаглело вконец!
- Ну и трепись сам с собой. Больно надо... - резковато на этот раз у него вышло.
- Слышь, эхо, какое-то ты ненормальное! - я даже разозлился.
- Сам дурак, - обиделось эхо и ушло на кухню пить чай.

@темы: Сказки?

19:46 

Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Если записная книжка девственно чиста, это ещё не означает, что её владелец одинок. Одиночество - это когда книжка пестрит десятками номеров, но ни один из них не хочется набирать.

@темы: Мысли вслух, Словесные витражи

05:25 

Lazar N. Cane
Мой способ шутить – говорить правду. Нет на свете ничего смешнее. ©Б.Шоу
Я люблю своё одиночество. Оно даёт мне силы идти дальше, когда я сталкиваюсь со сложностями и проблемами. Всегда легче выдержать, если долгое время ты один: даже когда вдруг появятся трудности, ты не нуждаешься в помощи со стороны.

Я люблю своё одиночество, потому что в его тиши и сумраке живут стихи, песни, рассказы и сказки, ютятся мои необычные сны и образы, без которых уже сложно представить моё существование. Да и не хочу я представлять его без них.

Я люблю своё одиночество, потому что оно даёт мне волшебную возможность думать, мыслить, размышлять, фантазировать, экспериментировать и не загонять воображение в узкие рамки пресности и обыденности.

Я люблю своё одиночество, потому что лишь в его ненавязчивом присутствии я могу позволить себе снять с лица уже давно приевшиеся маски, которые большинство людей так стремится приклеить к моему лицу, и быть самим собой, а не одним из образов.

Я люблю своё одиночество, потому что оно позволяет мне без помех и лишних свидетелей пообщаться с единственным существом на белом свете, которое меня хотя бы иногда понимает - со мною самим.

Я люблю своё одиночество.
Но как же это сложно порою...

@темы: Внутри, Moi

Shadows of Perv

главная